Рубрика: Все о туризме

Вечный город Сиань

1dea44771817570b775b31147b175935

Блеск и пышность великого Сианя остались в далеком прошлом. Он уже давно не столица империи, но мириться со своей второстепенной ролью не собирается. Сианьцы любят подчеркнуть, что Пекина и на карте еще не было, а об их городе уже знал весь мир. В него и сегодня стремятся люди со всего света — прикоснуться к истории великой нации. «Если не был в Сиане, ты не знаешь, что такое Китай», — говорят местные жители.

Жителей всех главных городов мира объединяет особое мышление: ощущение некого превосходства над живущими в провинции и уж тем более в глубинке. Особенная стать, походка, блеск в глазах ну и, конечно, стиль одежды — по всем этим признакам столичного жителя отличишь сразу. Но в Китае далеко не все эти правила работают. Во-первых, столиц здесь много: Пекин — политический центр, Гонконг и Шанхай — финансовые, Гуанчжоу — производственный (львиная доля товаров с маркой «сделано в Китае» родом именно отсюда). К тому же в каждой провинции и автономном районе — своя собственная столица. Так что столичными себя считают десятки миллионов китайцев и вполне справедливо.

Что особенного в сианьцах? У них — свой взгляд на страну, ее историю и свое место в ней. Собственная философия, если хотите. Не случайно к Пекину и пекинцам сианьцы относятся немного снисходительно и поглядывают на столичных жителей чуть свысока — примерно так, как люди взрослые, с багажом жизненного опыта поглядывают на резвящуюся молодежь: мол, им многое простительно — жизни еще не знают…

Начнем с того, что легендарный предок китайцев Желтый император, живший приблизительно в III тысячелетии до н. э., родом именно из этих мест. Ученые, правда, до сих пор спорят: «А был ли?..» Но общественное мнение не сомневается, а потому несколько лет назад в уезде Хуанлин, в 180 километрах от Сианя, появился помпезный мавзолей Хуанди (так по-китайски произносится его имя). С тех пор ежегодно весной в Цинмин (День обметания могил — некий аналог западного Дня поминовения усопших) к мавзолею Хуанди стекаются делегации из всех китайских провинций и просят у легендарного предка удачи и благословения в деле строительства социализма. Когда секретарь провинциального комитета партии зачитывает молитву-прошение, обращенную к Желтому императору (считающемуся к тому же одним из основателей даосизма), тут есть над чем призадуматься.

Но все же главный исторический персонаж города — другой, не легендарный, а вполне реальный император Цинь Шихуан, объединитель Китая. Страна обязана ему многим — стандартизированными иероглифами, Великой стеной (ее ближайший реконструированный участок можно увидеть примерно в 350 километрах от Сианя) и знаменитой Терракотовой армией, находящейся неподалеку от города. При том, что в самом Сиане от эпохи Цинь Шихуана (III век до н. э.) ничего не сохранилось, местное население императора помнит и любит. Что неудивительно: благодаря ему тысячи (да что там — десятки тысяч!) людей обеспечены работой на всю жизнь. И это не одни археологи и экскурсоводы, но и водители, работники гостиниц, ресторанов, продавцы сувениров. Терракотовые воины смотрят отовсюду и подкарауливают в самых неожиданных местах.


Последняя масштабная реставрация городской стены проводилась в Сиане в 1983 году — тогда на ней и появились красные фонари и столбы в форме дракона.

По местам славы

Вообще Сиань — образец не только для китайских, но и шире, азиатских городов: по его подобию строили не только в Поднебесной (более поздние Нанкин и Пекин, например), но и древнюю столицу Японии — Нару.

План города с тех давних пор практически не изменился: исторический центр — это по-прежнему обнесенный стеной прямоугольник. Только сегодня его периметр составляет 12 километров, что намного меньше, чем во времена расцвета. Внутри окружающих его стен расположены основные достопримечательности, гостиницы и рестораны «с историей». Когда-то этот прямоугольник был расчерчен на 108 кварталов-квадратов (108 — счастливое для китайцев число: столько бусин было в четках Будды). Все кварталы тоже были обнесены стенами — как известно, китайцы большие любители отгораживаться. Более того, они сообщались между собой только через единственные ворота, ведущие на главную улицу. Ворота открывались на рассвете и закрывались с закатом. Внутри этого разлинованного по шахматному принципу города был еще один — Императорский (тоже, естественно, со своей стеной), где жили важные придворные сановники, а внутри Императорского располагался собственно дворец сына Неба.

Геометричность планировки сохранилась в историческом центре города и по сей день. Это особенно заметно при взгляде на карту: четыре главные улицы ориентированы строго по сторонам света ну и, чтобы уж никаких сомнений не оставалось, так и называются: Северная, Южная, Восточная и Западная. От них под прямыми углами отходят улицы второстепенной важности — и так далее до совсем уж коротеньких, но тоже прямых улочек, переулков и тупичков. Правда, количество кварталов и стен за последние столетия заметно уменьшилось.

Зато на редкость хорошо сохранилась с 1568 года главная городская стена — одна из немногих в Китае. Сегодня на нее можно подняться, взять на прокат велосипед и объехать по ней почти весь центр. Если лень крутить педали, садитесь в электрокар — большинство туристов так и поступают. Местные жители с историческим памятником тоже не церемонятся: для многих это просто еще одна дорога, позволяющая избежать пробок в часы пик. Автомобили по ней не ездят, а вот мотоциклы и трехколесные электровелосипеды с прицепчиками — запросто. Иностранцам за удовольствие проехать по стене нужно платить, местным жителям — нет.

Неподалеку от ее северного отрезка расположен музей Бэйлинь, один из главных памятников великого прошлого, очень популярный у китайцев. Они готовы часами разгуливать в этом «лесу стел» (так переводится название музея), с интересом разбирая древние надписи. А началось все с того, что в 837 году император Вэньцзун из династии Тан, наученный опытом сжигания книг при грозном Цинь Шихуане, приказал выбить в камне классические конфуцианские тексты. Получилось 114 стел, которые содержат все основные постулаты этой философии. Впоследствии точно так же были высечены многие важные книги — сегодня в музее более 7000 плит.

Среди них есть и весьма для нас любопытная: с помощью иероглифов на ней изложены основы христианства несторианского толка (его представители считали, что божественная и человеческая природа Христа отделимы друг от друга, и отказывались обожествлять Деву Марию). Надписи на стеле были выбиты в VIII веке, когда христианская церковь уже признала несторианство ересью. Его приверженцы уходили на восток, а со временем добрались и до Китая, тогда вполне терпимого к разным религиям и идеям. На вершине этой каменной стелы сохранился христианский крест, хотя разглядеть его непросто. Зато китайского дракона, обвивающего крест, увидите обязательно.


На Пасху сианьские христиане не только посещают службу в своем храме, но и исполняют традиционные танцы на площади перед ним.

Именно при династии Тан (618—907), самой космополитичной и открытой в истории страны, Сиань пережил свой «золотой век». Китай тогда был крупнейшей силой в Азии и оказывал огромное влияние на культуру Кореи и Японии. Важнейшими статьями экспорта в эти страны стали танский свод законов и иероглифы. При Танах «окитаивался» и буддизм — не только многочисленные лики Шакьямуни утратили первоначально индийские черты и приобрели китайский разрез глаз, но и само учение все больше подгонялось под существовавшие здесь традиции и обычаи. В это же время в Поднебесную пришли и другие религии — зороастризм, христианство, манихейство, иудаизм и ислам. И сегодня в Сиане мирно соседствуют представители самых разных религий. Стоит пройти несколько сот метров на юго-восток от мечети (о ней пойдет речь чуть позже), как вы окажетесь перед католическим собором, возведенным в начале ХХ века европейскими миссионерами. Вообще Сиань — один из главных центров христианского Китая: местная семинария готовит священников для всей страны. Если вернуться от церкви на главный городской перекресток, где сходятся все четыре основные улицы, и пройти буквально несколько шагов, то вы очутитесь перед старым даосским храмом. Его только-только начали восстанавливать: с крыш еще не выкорчевали кусты и мелкие деревья, а деревянные колонны не успели покрыть яркой краской. Спешите видеть — скоро храм заиграет современными бирюзой и позолотой, а от старого здания останется одно воспоминание. Китайцы к своей материальной культуре относятся иначе, чем европейцы. Первые полагают, что главное — сохранить не столько первоначальный вид сооружения, сколько его дух. А это уже, как известно, категория субъективная.

Падение династии Тан в 907 году положило конец не только расцвету, но и всей столичной истории Сианя. Лишившись прежнего статуса, город постепенно приходил в упадок: население уменьшалось (при Танах здесь проживало около миллиона жителей), разрушались постройки. Даже городская стена — и та стала короче! Ту что мы видим сегодня восстановил минский император Лунцин, решивший подарить Сиань своему сыну. Но XVI век не смог тягаться масштабностью с великой эпохой Танов: скажем, древняя Большая пагода диких гусей в нынешнем варианте расположена за пределами городских стен, тогда как во время постройки, при Танах, она находилась внутри. Сейчас даже трудно поверить, что древний Сиань когда-то занимал такую обширную территорию.

При том, что исторический центр уменьшился, сам город, конечно, со временем разросся. В Большом Сиане сегодня живет почти 10 миллионов человек, что даже по китайским стандартам немало. Несмотря на количество жителей и всеобщую страсть Поднебесной к небоскребам, Сиань этой лихорадке не поддался. Ну не станете же вы называть небоскребом здание этажей в 20? Может, горожане и хотели бы возвести у себя нечто, способное соперничать с башнями Шанхая и Гуанчжоу, но то ли денег не хватает, что весьма вероятно, то ли менталитет иной, что тоже не исключено. Зато тем, кто приезжает в Сиань за стариной, отсутствие большого количества высоток очень по вкусу — современность не подавляет древность. Главная торговая улица — Восточная — не широкий проспект с многоуровневыми универмагами, как в большинстве провинциальных центров Китая, а вполне камерная улица с домами в пять этажей, не более: в Сиане полагают, что залог хорошей торговли — не высота здания, а ассортимент, длительное время работы (большинство магазинов закрываются в 22.00 — на час позже, чем в других городах страны) и громкоголосые продавцы.

В отличие от других китайских мегаполисов город не производит впечатление густонаселенного. Если же он вам таким показался, значит вы вышли на площадь у башни Колокола (именно к ней сходятся Северная, Южная, Восточная и Западная улицы). Или прошлись по мусульманскому кварталу, который начинается от расположенной по соседству башни Барабана. Кстати, китайская традиция возводить две башни с такими названиями в центре города тоже зародилась в Сиане. В старые времена башенные колокола и барабаны выполняли роль городских часов, сегодня это туристические достопримечательности, вокруг которых всегда много приезжих. Причем чаще всего из других регионов страны (в Поднебесной вообще основной туризм — внутренний). Сами сианьцы со своими достопримечательностями давно знакомы и стараются этих суетливых мест избегать.

Десять миллионов жителей — это даже по китайским меркам немало. А в жаркие летние дни большинство из них собираются вечерами у прекрасных городских фонтанов.

Краски Востока

Великие Таны оставили после себя не только архитектурные памятники. Космополитизм и открытость древней династии пустили в городе столь глубокие корни, что и по прошествии тысячи лет их можно ощутить и даже попробовать на вкус — добро пожаловать в мусульманский квартал. Почему именно в мусульманский? Дело в том, что китайские мусульмане живут в основном в Синьцзяне — западном регионе, а в других городах встречаются, конечно, но своих кварталов не имеют. Так что это тоже местная достопримечательность.

Вообще, весьма неожиданно в сердце Китая обнаружить мечети, женщин, кутающихся в длинные плащи даже в летнюю жару, и мужчин в белых молельных шапочках. Почти все они — далекие потомки арабских воинов, охранявших торговые караваны и осевших здесь в VII веке. Община «хуэй», как называют местных мусульман, насчитывает сегодня 30 000 человек — малая капля в море 10-миллионного городского населения. Это люди сплоченные и дружные, привыкшие жить по собственным законам. Они — другие, не такие, как остальные китайцы. Хотя чисто внешне от ханьцев практически ничем не отличаются, если не считать бород да специфических головных уборов. Как-то один представитель коренной национальности сказал мне: «С ними всегда нужно быть настороже. Если нам, ханьцам, руководители скажут: делай так и так, то нравится нам это или нет, но мы сделаем. Наши мусульмане — другое дело: если они считают какое-то решение неправильным, то ни за что не станут выполнять».

Большая мечеть в Сиане была основана в 742 году еще первыми переселенцами. От первоначального сооружения ничего не сохранилось, все нынешние постройки датируются временем династии Цин (1644—1911 годы), но тем не менее это удивительное здание. Его архитектура отлично иллюстрирует тему «слияния»: снаружи все здания комплекса выполнены в традиционно китайском стиле, а все интерьеры — в лучших традициях ислама. Это своеобразное материальное воплощение образа жизни китайских мусульман, к которому они пришли за века соседства (не всегда, нужно признать, мирного) с ханьским большинством: не трогайте то, что у нас внутри, а мы будем выказывать вам все необходимые внешние знаки уважения и почтения.


Сегодня в Китае живут почти 20 миллионов мусульман — в основном в автономных районах Синьцзян, Нинся-Хуэй, Внутренняя Монголия, провинциях Цинхай, Ганьсу, Шэньси (Сиань — административный центр этой провинции), Юньнань и Хэнань. Каждый мусульманин мечтает совершить паломничество в Мекку, и с каждым годом таких людей в Поднебесной становится все больше: в 2007 году хадж совершили 10 500 китайских мусульман. Фото: ALAMY/PHOTAS

Мусульманский квартал — одно из самых популярных и шумных мест в городе. Вечером по его центральным улицам даже на велосипеде не проедешь — так много здесь любопытных туристов. Неудивительно: ведь в этом квартале самая разнообразная кухня в Сиане. Среди приезжих весьма популярны местные сладости, особенно халва нескольких видов. Трапециевидные брикетики заворачивают в коричневую бумагу и перевязывают тонкой бечевкой, приклеив красный листок с пожеланиями удачи. И лакомство, и самый что ни на есть сианьский сувенир — в других городах Поднебесной с халвой незнакомы.

Но самое известное местное блюдо — няожоу паомо — горячий суп из говядины и баранины с кусочками печеной лепешки, чем-то напоминающий среднеазиатский бешбармак. Между прочим, этот кулинарный изыск даже включен в китайский список нематериального культурного наследия — в Поднебесной к еде всегда относились очень серьезно. Говорят, что впервые блюдо (вернее, его прообраз) появилось при династии Западная Чжоу (XI—VIII века до н. э.). Оно было частью ритуального жертвоприношения Небу, Земле и духам. Потом на некоторое время его рецепт оказался утраченным, а в эпоху Северных и Южных династий (V—VI века) повар по имени Мао Сюйчжи приготовил похожий суп для императора. Тому блюдо понравилось настолько, что он тут же назначил Мао Сюйчжи на высокую придворную должность. Больше рецепт няожоу паомо не терялся, и сегодня многие считают его символом сианьской кулинарной культуры.

Но не весь мусульманский квартал отдан на откуп туристам — если углубиться в узкие улочки, то попадаешь совсем в другой мир. Надписи на лавках — арабской вязью, да и товар специфический — молельные коврики, белые расшитые шапочки, посуда и кувшины с изображениями священного камня Кааба в Мекке. Ресторанчики здесь только «для своих», и в них уже ничего не написано насчет того, что пиво пить нельзя — это и в голову никому не придет. На крюках в мясных лавках висят бараньи туши, от которых отрезают нужный хозяйкам кусок. Жизнь тут как будто немного замедлилась… а потом один резкий поворот — и ты снова в гомонящем и веселящемся городе. Чудное соседство.

Жить кварталами, где все соседи знакомы поколениями, и торговать так, чтобы каждая улица специализировалась на одном товаре, — очень китайская особенность. Весьма вероятно, что и она зародилась в Сиане. Почти в любом китайском городе (правда, теперь это более характерно для средних и малых — в больших, знаете ли, глобализация) главное — найти нужную улицу. Одна торгует мебелью, другая — традиционной медициной, третья — автозапчастями, четвертая — украшениями и фэн-шуйными оберегами, на пятой — что ни дом, то ресторан. Между прочим, такой же принцип торговли сохранился даже в, казалось бы, насквозь европеизированном Гонконге.

Сиань эти традиции уважает, сохраняет, развивает и, как следствие, зарабатывает на них. Вокруг музея Бэйлинь образовалась даже не улица, а целый квартал, торгующий произведениями традиционного искусства. Выбор здесь намного богаче, чем в других городах Китая, включая Пекин и Шанхай. Тут и изделия из нефрита, и картины, и оттиски надписей на стелах, и копии скульптур династии Тан, и — конечно! — неисчислимые полчища терракотовых воинов.

В 1970-х годах в Китае была мода на картинки, нарисованные крестьянами из деревни Хусянь, что в 20 километрах к югу от Сианя. Это немного примитивная, но искренняя и очень цветастая живопись, изображающая сцены ежедневного сельского труда. Сегодня копиями тех картинок завалены все прилавки художественного квартала — они по-прежнему выглядят свежо и необычно. Ходить по этой части города — одно удовольствие, словно по музею под открытым небом. Только здесь все произведения искусства можно купить, потрогать руками, а во многих случаях и понаблюдать за тем, как они рождаются. Художники и мастера-ремесленники работают здесь же.


Одним сианьцам такие пещеры служат постоянным местом жительства, другим — летней дачей. Фото: LEE WHITE/CORBIS/RPG

Пещерные жители

В Китае действует довольно строгий институт прописки — без домовой книги невозможно ни документ получить, ни в школу ребенка отправить, ни к врачу по льготным ценам обратиться. Причем прописка делится на городскую и сельскую, что особенно важно в свете действующей политики ограничения рождаемости: семья с сельской пропиской может вполне законно родить второго ребенка, если первым оказалась девочка, а семья городская должна в любом случае довольствоваться единственным чадом. Более того: в пределах одного муниципалитета прописка бывает городской/городской и городской/сельской. Это связано с тем, что понятие «муниципалитет» трактуется в Китае очень широко: в него входят и прилегающие сельские районы, образующие так называемый Большой город. Сиань в этом смысле — не исключение. Город и деревня здесь слились воедино, а некоторые сельские кварталы стали еще одной городской достопримечательностью.

Со всех сторон Сиань окружен лессовым плато — это 90 тысяч квадратных километров желтой глины, из которой можно строить дома. Хотя слово «строить» — не совсем верное. Жилища, скорее, вырубают в желтых холмах. Сразу вспоминаются истории о бедняках и их жалких лачугах. Местные жители, однако, на такое мое предположение рассмеялись и принялись убеждать меня в преимуществах пещерной жизни: здесь, мол, зимой не холодно, а летом не жарко.

Со стороны улицы все выглядит в самом деле весьма прилично: облицованные белой кафельной плиткой ворота с наклеенными новогодними поздравлениями (их поменяют на новые перед следующим Новым годом) — китайский деревенский шик. Но углубляешься во двор — и перед тобой зияющая дыра в холме. Это и есть пещерное жилье. Впрочем, в нем имеются и дверь, и окно, и дымоход с вентиляцией. В некоторых есть даже электричество, но им пользуются редко: свечи и привычнее, и дешевле. Впрочем, искусственное освещение китайским крестьянам если и нужно, то, как правило, на очень короткий промежуток времени: здесь привыкли вставать с рассветом и ложиться с закатом, признавая такой образ жизни не только экономным, но и здоровым. Между прочим, сегодня в Сиане живут 102 долгожителя в возрасте старше 100 лет.

Но вернемся в пещеры. Этим, с позволения сказать, квартирам 800 лет. Нынешние обитатели жили здесь всегда, а до них — их деды, прадеды и прадеды прадедов. Это, кстати, одно из объяснений столь трепетного отношения китайцев к своему роду: когда семья 800 лет живет на одном месте, то и историю ее проследить легко, и помнить обо всех предках несложно.


Горячие источники Хуацин под Сианем — место, где не раз решалась судьба Поднебесной. Например, здесь император Сюаньцзун из династии Тан встретил Ян Гуйфэй, любимую наложницу. Развлекаясь с ней, он забыл о делах, и в империи случился военный мятеж.

Сейчас, конечно, все меняется: молодое поколение к сельским жилищам относится с едва скрываемым презрением и мечтает поселиться в городских многоэтажках. Впрочем, местные жители уверяют, что летом гостить у них любят все: «Приезжает молодежь, приносит стол для маджонга, ящик пива — и играет в свое удовольствие. На улице +35, а в пещере всегда +15. Да, летом пещеры любят все». Зимой, кстати, в таком помещении по-прежнему +15, даже когда за дверью -10 и снег (что в Сиане случается несколько раз за зиму).

Я побывала в доме 97-летнего Ван Шиминя — самого старого (а потому и самого уважаемого) обитателя деревенского квартала. Последние несколько лет накануне Праздника Весны (так официально называется Новый год по лунному календарю) к нему приходит руководство деревни в полном составе, дарит красный конверт с деньгами (юаней 500, а то и 600 — это 70—85 долларов по нынешнему курсу, хорошие деньги для деревни) и желает долгих лет жизни.

Но сейчас Ван Шиминь медленно умирает — годы берут свое. Он лежит на кане (широкой лежанке, которую в холодное время года подогревают снизу дымом от сгорающих рядом в очаге дров), прикрытый теплым одеялом. На гвозде, вбитом прямо в стену, висит бутылка с глюкозой, в морщинистую, узловатую, но все еще крепкую от крестьянской работы руку всажена иголка — капельница в домашних условиях. Лицо Ван Шиминя заострилось, он еще в трезвом уме и здравой памяти, но на слова сил не осталось.

«Проходите, проходите», — не стесняясь состояния старожила, говорят члены семьи. В Китае вообще смерть — событие прилюдное, а не приватное. Когда окружающим становится понятно, что час смерти недалек, со всех концов страны созываются ближайшие родственники (как минимум дети с мужьями и женами), которые несут круглосуточную вахту у постели умирающего. Все сразу. Не прийти или отлучиться — страшный грех, который родственники могут не простить никогда. Такое бдение, бывает, растягивается на недели, но все сидят и не уходят. Нам может показаться это бестактным до крайности: мол, сидят люди и ждут чьей-то смерти, — но в Китае это всего лишь одно из обязательных проявлений сыновней почтительности.


Монахи на утренней молитве в монастыре, на территории которого стоит Большая пагода диких гусей. Сам монастырь, в отличие от неплохо сохранившейся древней пагоды VII века, был разрушен, а теперь отстроен заново.

Вот и в доме Ван Шиминя собрались родственники, разговаривают, иногда даже смеются, завтракают, обедают и ужинают в обычном режиме. Вроде бы нормальная жизнь — все как всегда, но уходить за ворота не положено. Потому что слабый Лао (старый) Ван может уйти в любой момент. А тогда рядом с ним должно быть как можно больше людей.

В пещере, где живет Ван Шиминь с женой, три комнаты. Первая — жилая: с каном, столом, стульями и портретами Мао Цзэдуна из отрывного календаря. «Великого кормчего» старики уважают — он изменил их жизнь к лучшему. А поскольку и они сами, и их родители, и родители родителей были «правильного» крестьянского происхождения, то тяжелый молот Великой пролетарской культурной революции обошел семью стороной. Так что обид на Мао у них нет. Удивительны не его портреты на стенах, а то, что они соседствуют с изображениями христианских крестов и Святого духа в виде голубя. Оказывается, Ван Шиминь с женой — верующие христиане. Когда были помоложе, регулярно ездили в католический храм в Сиане, а теперь просто тихо молятся дома.

Вторая комната пещерного жилища — большая кладовая: там хранятся припасы, древесная щепа и уголь. У стены стоит огромный барабан — непременный атрибут любого праздника. В ночь на Новый год по лунному календарю звук этих инструментов (они ведь есть в каждой семье) сотрясает всю округу. Радости без барабанного боя и взрывов петард да хлопушек не бывает.

Есть в пещере и третья комната, сейчас пустующая. А раньше здесь держали свиней: это основа благополучия семьи Ван Шиминя. Держать свиней вне дома, особенно зимой, было небезопасно: в этих местах когда-то много волков водилось, да и люди, случалось, подворовывали. Сейчас, когда семья уже неплохо (по местным, конечно, меркам) заработала на любви китайцев к свинине, «бизнес» из дома вывели — и теперь небольшое хозяйство разместилось за деревней. Для этой семьи оно — реальный результат 30-летней политики реформ и открытости. Они довольны, говорят: «Живем все еще бедно, но с каждым годом все лучше». Трехколесный грузовичок ласково называют «наш БМВ». И все улыбаются.


Молот «культурной революции» не обошел стороной и Сиань: не помогла даже любовь Мао Цзэдуна к первому императору Цинь Шихуану (правда, Терракотовую армию обнаружили лишь за два года до смерти «великого кормчего»).

Курс на Запад

Впрочем, земля уже не может прокормить всех, поэтому каждый день у восточных и северных ворот сианьской стены можно наблюдать за работой импровизированной биржи труда. Из окрестных деревень стекаются крестьяне с нехитрым инструментом: пилой, молотком, топором, — садятся на бордюр, что отделяет проезжую часть от тротуара, и выставляют фанерные таблички, где большими красными иероглифами написано: «Ищу работу». Большинство, пусть и не в первый день, но находят. Строительный бум китайских городов поддерживается именно ими — крестьянами, покинувшими поля и подавшимися в город на заработки. В деревнях остаются женщины, старики и дети. Впрочем, и женщин немного: они тоже уезжают в города, устраиваясь на работу официантками, горничными и уборщицами — кому как повезет. Так что типичная китайская деревенская семья сегодня — это двое стариков и внук. Все вместе собираются раз в год, чтобы отпраздновать Новый год по лунному календарю. Не жалуются: говорят, жизнь стала все-таки лучше.

Иным крестьянам совсем повезло. Земля в окрестностях все еще таит массу сокровищ, копни чуть глубже — и обязательно наткнешься на какую-нибудь тайну. Совсем недавно, например, рядом с аэропортом открыли первый в Китае подземный музей — гробницу Ханьянлин, место захоронения императора Цзиньди (188—141 годы до н. э.) из династии Западная Хань. Его тоже охраняла терракотовая армия — только фигуры воинов здесь значительно меньше, едва достанут вам до колена. Это самый большой по территории и один из самых интересных музеев Китая, хотя упоминаний о нем в путеводителях почти нет — он открылся всего полтора года назад. Ходишь под землей, смотришь на глиняных воинов, чиновников, слуг, лошадей и собак мясных пород (их тоже положили в гробницу, чтобы императору было чем угощаться в загробной жизни) и не перестаешь удивляться. А крестьяне, которые волею судьбы оказались соседями Терракотовой армии, благодарят землю, сохранившую для них свою тайну. Они больше не выращивают рис, а торгуют сувенирами, работают поварами и официантами в ресторанах — обслуживают туристов. Этой работы им хватит до скончания века, а денег выходит больше, чем они зарабатывали на полях.

Но находят сокрытые в земле сокровища не только археологи: в этих краях активны и «черные копатели». Напротив входа в даосский храм Басянь Гун в Сиане по средам и воскресеньям работает антикварный рынок — глаза разбегаются от разложенных прямо на земле старинных штучек. Правда, большинство из них — искусные подделки с необходимыми потертостями, шероховатостями, небольшими сколами и трещинками, присыпанные пылью и землей для пущей правдоподобности. Первоначальная цена, конечно, зашкаливает, но если хорошенько поторговаться, то замечательные танские статуэтки можно купить буквально за копейки. И не стоит огорчаться, что подделка: все равно все предметы искусства, созданные ранее XIX века, вывозить из страны запрещено.

Вообще возможностей для заработка в Сиане немало. Не смирившись с потерей статуса имперской столицы и не удовлетворяясь статусом провинциального центра, город гордо позиционирует себя как столицу западных регионов Китая (по административному делению это все, что находится слева по карте от провинции Шэньси). Именно на их развитие государство делает сегодня акцент в экономической стратегии. Для них разработана специальная ценовая и инвестиционная политика, сюда же вкладываются большие деньги — что не может не отразиться на облике Сианя. Его центральные улицы отремонтированы, здания отреставрированы, старинная городская стена как будто вчера возведена. На ней с 1993 года ежегодно проводят марафон, который с каждым годом становится все популярнее — участвуют спортсмены разных стран: идея пробежать по периметру древнего памятника привлекает многих.


Сразу за башней Барабана начинается мусульманский квартал. Его соседство с вездесущим «Макдоналдсом», похоже, никого не смущает: в Китае это изобретение американского общепита считается вполне приличным рестораном, где можно и свидание назначить, и деловую встречу провести.

С точки зрения науки и техники Сиань — третий по значению город в Поднебесной (после Пекина и Шанхая), здесь действуют 3300 научно-исследовательских институтов и центров развития технологий. Это вторая (после Шанхая) аэрокосмическая база в стране. Сегодня в городе на космос работают более 200 предприятий, для них создана специальная зона развития высоких технологий (китайская любовь к заборам и выделенным территориям неистребима). Предприятия в этой зоне разрабатывают и производят спутники, занимаются исследованиями в области энергетики и высоких технологий. Первый китайский двигатель для космического ракетоносителя собрали именно в древней столице. Здесь расположен и Центр наблюдения за спутниками, который часто сравнивают с центральной нервной системой космической программы. Кстати, в октябре планируется первый выход китайского тайкунавта в открытый космос. Для Поднебесной это, несомненно, событие. Говорят, что все оборудование и материалы — «made in China», но мы-то знаем, где учились все здешние конструкторы…

Все больше приходит в Сиань и иностранных инвесторов: инфраструктура уже есть, а стоимость рабочей силы дешевле, чем в восточных регионах, с которых 30 лет назад начиналось «китайское экономическое чудо». Строится метро, главные улицы заполонили бутики всемирно известных марок, от Макдоналдсов и KFC рябит в глазах. Все это — явные приметы процветания по-китайски.

Сиань преображается вечером — когда зажигают красные фонари на городской стене и башнях Колокола и Барабана, когда в мусульманском квартале буквально не протолкнуться от людей, когда молодежь спешит в караоке на очередное песенное состязание, когда пожилые люди выходят со своими низенькими стульчиками за заборы и наблюдают за разноголосой и разноцветной жизнью вокруг. «Это наш Сиань? — удивленно спрашивают они друг друга. — Да, это он, красивый, как всегда, процветающий, как любая столица!» И удовлетворенно кивают друг другу: «Дожили».

Инесса Плескачевская
«Вокруг Света»

Гонконг. Китайская жемчужина из британской короны

2c0c5477430fa554069f136fb965e0b2

Свою последнюю колонию в Юго-восточной
Азии Великобритания потеряла целых десять лет назад,
но Гонконг до сих пор остается
немного британским

  

Красота ночного Гонконга — в значительной степени эффект богатой и очень красочной иллюминации.

Я оказалась в Гонконге — как ни прозаично это звучит — по работе. В течение месяца мне и нескольким моим коллегам предстояло трудиться в фирме китайских партнеров и на собственном опыте узнать, как у них устроен производственный процесс, а также что собой представляет офисная жизнь в месте, давно заслужившем звание деловой столицы азиатского мира.

Но кроме служебных дел нам хотелось, воспользовавшись предполагаемым досугом, осмотреть знаменитые на весь мир достопримечательности Гонконга — его парки, монастырь Пулин, пик Виктории… 

Опиумные войны рыболовов

Официальное название этого места сейчас — Специальный административный район Гонконг, хотя само слово «Гонконг» из кантонского, южного диалекта, не имеющего официального статуса. Нынешние китайские власти больше любят пекинский диалект, а соответственно предпочитают, чтобы это место называли Сянган. Для того чтобы понять его особую роль в географии и истории страны, достаточно просто посмотреть на карту. Несколько рек и в их числе полноводная Бэйцзян впадают в Южно-Китайское море, образуя длинную и широкую бухту Чжуцзянкоу. Бухта оканчивается двумя далеко вдающимися в море полуостровами, западный называется Макао, а восточный — Коулун. Теперь Коулун на пекинский манер называют Цзюлун, и с него начинается новая автономная территория в составе Китая. Дальше она распространяется на остров Гонконг и ещё множество мелких островков. Привлекательность этих мест для мореплавателей прошлого более чем очевидна: именно здесь заканчивалось их многомесячное путешествие из Европы. 

До относительно недавнего времени Макао принадлежал португальцам, а Гонконг — Великобритании. Однако первооткрывателями и этих земель для европейцев тоже были португальцы, приплывшие сюда в начале XVI века — в эпоху Великих географических открытий. Местные жители тогда и не помышляли о трансокеанской торговле и бурной контрабанде — перед глазами мореплавателей предстали негостеприимные, малонаселенные острова, с разбросанными здесь и там рыбацкими деревушками. 

Европейцы быстро оценили достоинства этого места. Выгодная торговля китайскими товарами начиналась именно здесь. Менялись только флаги, реявшие над судами, входящими в гавань Гонконга — к началу XVIII века португальских купцов и судовладельцев стали теснить британские торговые суда и компании. 

  

Оздоровительной гимнастикой тайцзицюань китайцы традиционно занимаются на улице каждое утро. Им не мешает даже расположившаяся поблизости шумная стройка — они плавно раскрывают свои веера, внимая циркуляции «внутренней энергии».

К концу XIX века китайские власти стали испытывать раздражение из-за бесцеремонности хозяйничавших тут европейцев, и в 1840 году вспыхнула первая англо-китайская война (её называют опиумной войной: формальным поводом для развязывания военных действий послужил приказ правительственного комиссара Линь Цзесюй уничтожить запасы опиума, принадлежащего британцам), завершившаяся в 1842 году подписанием мирного договора, по которому Гонконг перешел в «вечное владение» Великобритании, то есть фактически стал её колонией. Вторая опиумная война (англо-франко-китайская война 1856–1860 годов) лишь расширила английские владения. На границе между между китайской и британской территориями появилось довольно странное образование — нечто вроде крепости, получившей название Коулун (Kowloon Walled City). К концу 1980-х годов здесь жило более 50000 человек на участке земли в сто метров на двести. Их не желали признавать своими гражданами ни китайские, ни британские власти.

Китайская Народная Республика не раз предъявляла требования «вернуть» ей Гонконг. И по мере смягчения крайностей коммунистического режима и перехода жизни к более размеренному течению Великобритания стала уступать в споре. В 1997 году она наконец передала КНР свою колонию, предоставив населению возможность получить британское подданство и переселиться, куда им хочется (чем многие и воспользовались). Но на ближайшие пятьдесят лет Гонконг сохраняет некоторые привилегии: свою юридическую и денежную системы, собственные законы, возможность входить в международные организации. Пока остаются и другие следы европейского владычества: рыночная экономика, большое количество говорящих по-английски людей, относительно высокий процент христиан. 

Мы говорим «Гонконг» подразумеваем «небоскребы»

Хрупкие или массивные, округлые или с четко выраженными гранями — небоскребы Гонконга с одинаковым упорством тянутся ввысь, к облакам. Это благодаря им Гонконг характеризуют, как «съемочную площадку для фантастических фильмов», награждают эпитетом «лучший индустриальный пейзаж мира», называют «городом будущего». Но попробуйте взглянуть на гигантов днем — лишенные очарования, придаваемого им иллюминацией, небоскребы наводят тоску своими правильными углами и бесконечной чередой одинаковых окон. Кроме того, в Гонконге, также как и в любом другом городе мира, по соседству с новыми «с иголочки» зданиями встречаются строения, явно нуждающиеся в ремонте, а то и в сносе. Они гораздо ниже небоскребов и напоминают замшелые пни среди стройных кипарисов. Обшарпанные углы, завешанные сохнущим бельем балконы, дети, катающиеся на велосипедах прямо на крыше… 

Но наступает вечер и картина меняется. Неприглядные строения тонут в сумраке, а небоскребы надевают «сверкающие одежды». Особенно завораживающим зрелищем является музыкальное лазерное шоу, которое называется «Симфония огней» и «исполняется» на стенах и крышах нескольких десятков небоскребов в деловом центре города. Подчиняясь музыкальным синкопам, трелям и аккордам крыши небоскребов выбрасывают в воздух пучки разноцветных лазерных лучей. Мы смотрели светомузыкальное шоу множество раз и установили, что наблюдать его лучше всего с Аллеи звезд (Avenue of Stars) на Коулуне, которая заслуживает отдельного абзаца.

  

Памятник Брюсу Ли был открыт в 2005 году в честь шестидесятилетия актера. С тех пор и по сей день статуя —одна из самых любимых туристами достопримечательностей города. Культовый актер, популяризировавший боевые искусства, воплощен в бронзе в его знаменитой боевой стойке.  

Она тянется вдоль всей набережной пролива Виктория и знаменита тем, что все «звезды» гонконгского кино оставляют на ней отпечатки своих ладоней. Здесь же установлен памятник легенде азиатского киноискусства мастеру кун-фу Брюсу Ли. На фоне его статуи любят фотографироваться туристы — но это днем. А ночью кинозвезда остается в компании с бронзовым оператором, держащим в руках камеру, с бронзовым режиссером, прижавшим к груди громкоговоритель, ну и с вездесущими небоскребами, смотрящимися в темные воды пролива. 

Человеческое море

Гонконг — город с очень высокой плотностью населения. Она здесь чуть ли не самая высокая в мире, 6251 чел./кв.км. Больше только в Сингапуре — 6411 чел./кв.км. И у нас была возможность убедиться в том, что это не преувеличение: толпы людей, безбрежным потоком стекающие в часы пик к станциям метро, поражают воображение. Даже торопясь на работу по утрам, мы всегда старались пережидать, пока «схлынут волны» человеческого моря. 

Внутри гонконгского метро спрятан целый город — кажется, совсем не зависящий и уже точно не похожий на тот город, что снаружи. Тут свои кафе, магазины, скоростные поезда и… стерильная чистота. Только люди здесь те же. Они так же помнят о своем немыслимом количестве и сохраняют порядок в движении, думая об окружающих. Увидев людей в ватно-марлевых повязках, не надо опасаться начала эпидемии птичьего гриппа — эти гонконгцы всего лишь позаботились о том, чтобы не заразить окружающих. Простудившись или подхватив насморк, жители мегаполиса стараются держать свои микробы «при себе». 

  

Огромный бронзовый Будда, восседающий на лотосе (о. Лантау). Статуя полая, а внутри нее находится колокол, который звонит сто восемь раз в день. Рядом смотровая площадка, откуда открывается красивый вид на остров и море. Фото: Снежана Лукьянова

И таких мы видели немало. Была ещё весна, и по гонконгским меркам погода держалась довольно холодная: температура не поднимала выше +15 °С. За месяц пребывания там мы ни разу не видели на небе солнца — его закрывали тучи. Но если дождь считался для апреля делом обычным, то неожиданно установившаяся холодная погода — аномалией. Облачившиеся в пальто, кожаные перчатки, вязанные шарфы и шапки, гонконгцы настроились стойко переносили «стужу», с удивлением поглядывая на нас, щеголявших в жакетах и пиджаках. Впрочем, ничего более теплого в наших чемоданах и не было — ещё дома нам советовали готовиться к знаменитой гонконгской жаре и категорически не рекомендовали брать с собой теплые вещи. 

Лучше всего смотреть на город с пика Виктория (Victoria Peak). Это самая высокая точка острова, и отсюда со смотровой площадки открывается чудесный вид на острова, водную гладь моря, порт, вершины виднеющихся вдали гор и огни небоскребов. К сожалению, в пасмурные дни — а других нам увидеть не удалось — роскошную панораму портит плотная молочная завеса облаков. Но нас порадовал и их вид. К тому же, фотографии в путеводителе помогли нам представить, как это все должно выглядеть в хорошую погоду, а потом мы развлеклись в окрестных магазинах. 

Тихий час для офисного планктона

Пригласившая нас фирма пользуется репутацией одной из самых крупных и успешных в своей области не только в Гонконге, но и во всей Азии. Гонконгцы почитают за большую честь работать на нее, и честь эта выпадает далеко не каждому. Мы ожидали, что наши китайские коллеги окажутся настоящими профессионалами, но все же их компетентность, ответственность и даже дотошность, объем деловых вопросов и скорость, с которой те разрешались, производили впечатление. При этом никто из служащих не засиживался на работе до полуночи и не приходил с рассветом. Атмосфера, царящая в офисе, была скорее сосредоточенной и дружественной, чем нервной и агрессивной. 

Сам же офис неожиданно походил на… магазин детских игрушек. Практически на каждом рабочем столе, задумчиво прислонившись щекой к жидкокристаллическому монитору, стояли плюшевые мишки коала, дельфины или слоны, а клавиатуру полумесяцем огибали стройные ряды миниатюрных покемонов и прочих подобных им существ. Предназначение мягких игрушек вскоре прояснилось — они служили подушкой для послеобеденного отдыха. Оказалось, что час, отведенный на ланч, сотрудники фирмы делят на две части: 30 минут на поглощение пищи и столько же на сон на рабочем столе с плюшевым животным или вытащенной из ящика стола подушечкой под головой. Кое-кто из нашей группы быстро перенял традицию послеобеденного сна и уверял, что это идет на пользу производительности труда. Я постоянно сплю с девушками, продающими трах. Мне подходит, что они не хотят комплиментов, обнимашек, но всегда настроены на трах. Однажды искал давалку и напоролся на проституток . Сургута с портала http://surgut.prostitutki.bid/ . Здесь очень простая система поиска. Блудницы разделены по станциям метро, и можно зайти на их территорию или пригласить их к себе. Шалавы всегда в полной готовности: красиво одеты и мокренькие. Задача покемонов была, видимо, сходна с той, которую наши соотечественники возлагают на горшок с любимой фиалкой, принесенной из дома и водруженной на офисный подоконник, так, чтобы все время останавливаться на ней взглядом: напоминает о доме и радует глаз. 

Но и сам ланч оказался связанным для нас — людей, почитавших себя поклонниками китайской кухни, — с неожиданной проблемой. С неспешным сидением в ресторанах нам приходилось ждать вечеров, а для кратких дневных перерывов искать места попроще. Поначалу мы попробовали было питаться… возле больших чанов, установленных прямо на улице. Проворные повара жарили в них всякую снедь (точнее определить содержимое чанов трудно, но можно сказать, что там было что-то из области морепродуктов), ловко нанизывали её на палочки и совали в руки покупателям в обмен на протянутые деньги. Но после первого такого «уличного обеда» пришлось признать, что это нечто совсем не похожее на то, что мы называем «китайской кухней». Манипуляции с раскаленной и очень жирной едой на горячей же палочке в отсутствии салфеток требовали ловкости, которой мы не обладали, к тому же ее гастрономические качества отнюдь не компенсировали перенесенных мук. 

  

На рабочих столах гонконгцев, как и в их сердцах, бережно хранится память о давно (или недавно) окончившемся детстве.

Тогда мы обратили внимание на кафе, на витринах которых висели, скорбно поникнув щупальцами, свежевыловленные кальмары. Против ожидания основным блюдом в таких кафе были не морепродукты, а бульон, в котором плавали пельмени и длинная лапша. Пахло вкусно, но есть было неудобно — подцепленные палочками пельмени валились обратно в тарелку, окатывая европейского едока фонтаном жирных брызг, лапша же и вовсе не желала «ловиться на палочку». Словом, и на этот раз нас подвело отсутствие должной ловкости. 

Зато о ресторанах Гонконга у нас сохранились самые приятные воспоминания: красиво сервировано, изысканно подано, великолепно приготовлено. Основные блюда это, конечно, рис и морепродукты. На столах, рядом с палочками, лежат европейские столовые приборы — ножи, вилки и ложки. Кстати, в ресторанах ими пользуются не только западные туристы, но и китайцы. 

К концу месяца наши русские души уже в полной мере стосковались по свободному пространству, щедрой рукой отданного под газоны, клумбы или попросту «подаренного» вездесущим сорнякам одуванчикам. Увы, земли в Гонконге мало, и соответственно мало травы — что поделать, землю на островах приходится экономить. И даже в самых разнообразных и очень красивых гонконгских парках нас не покидало ощущение строго очерченных границ, в которых позволялось произрастать травке, некой камерности, компактности паркового пространства, зажатого со всех сторон небоскребами. Может быть из-за этого покидать гостеприимный остров было почти так же приятно, как и побывать на нем.

Светлана Смирнова, 23.08.2007
Фото: Снежана Лукьянова
«Вокруг Света»

Бутик-отели: семь чудес отдыха

76cc4864086a2278346a21d4b7f4a114

Мир моды и гостиничная индустрия просто обязаны были встретиться: одни устремления, одни интересы, одна общая страсть – «чтобы было красиво». За последнее десятилетие в мире открылось около десятка дизайнерских отелей — комплексов, внутреннюю отделку которых целиком и полностью создавали ведущие короли и королевы мировых подиумов.

Первой моду на строительство собственного отеля ввела итальянский модельер Донателла Версаче (Donatella Versace), в 2000 году открывшая по тем временамультраэксклюзивный ’Palazzo Versace’ (Main Beach Queensland 4217) на солнечном побережье Австралии. Шикарная гостиница, украшенная китчевой позолотой и головами Медузы — бессменными символами дизайнерского дома, быстро стала приносить доход и превратилась в лидера рынка, продемонстрировав отличный пример конкурентам. Следом за Versace свои отели стали открывать и другие известные модельеры — Ральф Лорен (Ralph Lauren), Оскар де ла Рента (Oscar de la Renta), Кристиан Лакруа (Christian Lacroix) , Джорджио Армани (Giorgio Armani), наконец, семейство Миссони (Missoni).

1. Palazzo Versace

Мифы Марианских островов

63ade13eb28db8b74f9b45204a6cbcf6

Миф I . Марианские острова — белое пятно на карте мира

«Белое пятно» находится в 3 часах лета от Токио или Манилы, в 4 часах лета от Сеула. Марианские острова находятся в Микронезии и условно разделяют Тихий океан и Филиппинское море. То есть семнадцать островов Марианского архипелага с одной стороны омывают воды океана, с другой — моря.

Миф II . Марианские острова названы в честь Марианской впадины

С точностью до наоборот. Впадина названа Марианской, т.к. расположена относительно близко к Марианским островам. От Гуама — крупнейшего и южнейшего острова Марианской гряды — до впадины всего 300 км.

Острова открыл в ходе своего кругосветного путешествия Магеллан. Это произошло в 1521 году. Фернан назвал острова Воровскими, т.к. местным жителям приглянулись вещи на корабле настолько сильно, которые они не поленились их выкрасть.

А вот уже в 1568 острова были переименованы в честь испанской королевы Марии Анны Австрийской (супруги короля Филиппа IV).

Миф III . На Марианских островах живут первобытные племена

Марианские племена с матриархальным укладом жизни описывали в своих хрониках миссионеры-иезуиты, которые образовали свое первое поселение в 1568 году. В 1565 году остров Гуам стал колонией Испании. В ходе многочисленный войн и перепетий в историю Гуама вплетались японские, испанские и американские нити.

Сегодня — Гуам — это важнейший авиаузел в Микронезии, остров двух военных американских баз и чрезвычайно популярный курорт, который ежегодно посещают более 1 млн туристов. Обслуживанием вышеназванных институтов занимается коренное население, среди которых и адвокаты, и менеджеры в отелях, и врачи. Кстати, факультет Морской Биологии в Гуамском Университете готовит одних из лучших специалистов в этой области знаний.

Миф IV . На Марианских островах много опасных животных

К опасным божьим тварям можно отнести древесную змею. Опасна она для птиц — поскольку питается яйцами, которые находит в гнездах. Змеи живут в джунглях, боятся всяких шумов и первыми никогда не нападают. В туристических местах, где галдеж и восторженные возгласы, змеи не водятся.

Миф V . Марианские острова подвержены частым тайфунам

В тропиках существуют два сезона — сезон дождей и сезон ветров. Первый длится 4 месяца — с июня по сентябрь. В это время возможны тайфуны. Но последний сильный тайфун прошел над Гуамом в 2000 году. Кстати, за всю историю метеорогических наблюдений на Гуаме не погиб ни один человек во время тайфуна.

В последние годы в связи с глобальным потеплением воздушные массы собираются в тропический шторм не только на экваторе, но и в самих тропиках.

Допустим, в сентябрь 2009 года вблизи Марианских островов образовавывались, «закручивались» в тайфуны несколько тропических штормов: один ушел на Самоа, второй — на Японию. Тропический шторм, кстати, представляет собой ливень с порывами ветра. Отлично справляется с мойкой машин и стекол, надо заметить.

Остальные 8 месяцев в году на Гуаме — сезон ветров. Прекрасного морского бриза, ветра, который гонит по небу белые облака. Конечно, время от времени и в сезон ветров идут дожди, но они кратковременны. А чаще всего дожь идет всего лишь из одной тучи: кругом облака, синее небо, солнце — и радуга под одной небольшой тучей!

О мифах и легендах, вымыслах и домыслах, истории и современности тропического Гуама на своих обзорных экскурсиях рассказывают сотрудники единственного туристического наземного оператора на Марианах — Belka Tours Guam . На Гуаме русских гостей во время обзорной экскурсии катают на катере по тропической реке, а на ланч отвозят к пиратам. В гости.

Belka Tours Guam

Tel: 1-671-929-0766
ICQ 370127088
www.belkaguam.com

Фотовыставка под открытым небом: «Россия — жизнь как открытие»

dc283c0695d386064c82ea23e34bc38b

Land Rover совместно журналом «National Geographic Россия» организовали уникальную фотовыставку под открытым небом: «Россия — жизнь как открытие». Подробности выставки на интернет-портале TURIZMINFO.RU

Нам повезло родиться в удивительной стране, лежащей на двух континентах, в которой есть все: реки и океаны, тундры и пустыни, равнины и горы, вечная мерзлота и субтропики. Мы привыкли к этому и часто проходим мимо, не замечая этой фантастической красоты. Известнейшие российские фотографы National Geographic Андрей Камнев, Сергей Горшков и Александр Железняк помогут увидеть всем желающим разнообразие страны. Вся выставка посвящена красоте российской природы, ее флоры и фауны, а также жизни и быту народов, населяющих Россию.

Всего на выставке более 30 стендов и более 50 фотографий, а сама экспозиция расположена на Тверском бульваре, начало со стороны Тверской улицы. Выставку сможет посетить любой желающий, в любое время суток с 15 августа по 15 сентября 2011 года, вход свободный. массаж тела, массаж рук, массаж живота, массаж спины салон массажа Усть-Каменогорск

Данный проект ставит перед собой цель популяризации и развитию туризма в России.

Группа REFLEX: О курортных романах и не только…

4e09b0d7ebfab6e31686a5613843e6ed

Термином «рефлекс» обозначают непроизвольную реакцию организма на внешние или внутренние раздражители. Участницы группы REFLEX Алена Торганова, Женя Малахова и Настя Студеникина своими прекрасными внешними данными, мелодичными музыкальными композициями и яркими, красочными клипами буквально заставляют реагировать истинных ценителей красоты на их присутствие в современном мире шоу-бизнеса. Алена не может справиться со своей привычкой разговаривать с продавцами магазинов и встречать в каждой новой стране закат, заядлая виндсерферша Женя во всех городах, в которых ей когда-либо довелось побывать, имеет по одному поклоннику, а похожая на ангела Настя тяготится количеством надетой на ней одежды и мысленно всегда находится на Ибице. Они такие разные, но все-таки… они вместе.

Вы только что приехали из ОАЭ. Расскажите, пожалуйста, о вашей поездке и своих впечатлениях от этой страны.

Женя: Я была в ОАЭ дважды. Первый раз у нас там был концерт, а в этот раз мы снимали в Дубае видеоклип на песню «Половинка». Нам все очень понравилось, и у нас действительно осталось много впечатлений. Особенно много эмоций мы получили от посещения местного пляжа…

Алена: Дело в том, что в пятницу в Дубае – выходной день, и наш свободный день как раз совпал с общим выходным. Поэтому, когда мы пришли на городской пляж и остались в окружении нескольких десятков мужчин, мы поняли всю опрометчивость нашего поступка…

Женя: …Но нам так хотелось отдохнуть и позагорать, что мы решили не обращать внимания на многочисленные взгляды мужчин и просто абстрагироваться от них. Первой пошла купаться Алена. Через некоторое время она вернулась с истерикой: «Это ужасно, я не могу… Они смотрят так, как будто никогда не видели женщин…» Потом наступила наша с Настей очередь. И действительно, спокойно поплавать нам не удалось. За каждым нашим шагом следило около сотни пар глаз, мужчины ходили за нами по пятам, и каждый считал своей обязанностью бросить в нашу сторону мячик, чтобы за ним можно было потом подбежать и, таким образом, оказаться ближе к нам. Один «щедрый» мужчина даже хотел подарить нам медузу. В конечном итоге, после наших вежливых отказов, он, как на уроке метания, запустил бедной медузой в кого-то из сидящих на берегу.

Алена: После этого случая мы решили больше не ходить на общественный пляж и загорали, в основном, на вилле у бассейна.

А что вам не понравилось в ОАЭ?

Женя: Не могу сказать ничего плохого об этой стране. Нам понравилось абсолютно все. Потому что все 3 дня, которые мы там провели, были изумительными. Помимо съемок, нам выдался один выходной день. Лично я заехала в огромный торговый центр, накупила кучу одежды, сувениров и экзотических фруктов. Самым приятным было то, что я успела сделать все, что хотела: сняться в клипе, позагорать, искупаться, приобрести кое-какие вещички, пообщаться с Ирой Нельсон ( бывшей солисткой группы ) и Славой ( продюсером группы Reflex ).

Арабскую кухню попробовали?

Настя: В принципе, национальная кухня ОАЭ мне понравилась, но мне показалось, что наши желудки немного не приспособлены для нее. В блюдах арабской кухни содержится очень много жареного, мясного и сырого… Мне кажется, в жару людям, не привыкшим к таким кулинарным шедеврам, опасно есть такую пищу.

Женя: А мне вспомнился случай, который произошел с нами на Кипре. Однажды семья ливанцев, с которыми мы были знакомы, пригласила нас в гости на ужин. На столе было очень много незнакомых блюд, которые, в принципе, не очень хотелось пробовать, но отказ от предлагаемой пищи для ливанцев сродни оскорблению. Поэтому когда принесли основное блюдо, приготовленное из сырого мяса, и я представила, что мне придется это есть, я очень пожалела о том, что вообще поехала в гости. Но благодаря тому, что я была самой маленькой и, видимо, самой удачливой, участи поглощать сырое мясо мне удалось избежать. А моей тете, наоборот, так понравилось, что она съела аж три порции.

А какую кухню вы бы могли назвать своей любимой?

Женя: Я безумно люблю русскую и итальянскую кухни. Мое любимое блюдо – макароны с сыром. Ну и суши, конечно, я люблю. Без ролла с авокадо долго не смогу. ( улыбается )

Настя: Полностью поддерживаю Женю и считаю, что самые лучшие кухни мира – это русская и украинская. Иногда мы позволяем себе очень калорийные блюда, едим драники, сало…

Алена: А я обожаю тайскую кухню, потому что мне нравится ее кисло-сладкий вкус. Кокосовый суп с морепродуктами и вообще все блюда из морепродуктов я могу есть бесконечно.

Ваш последний альбом называется «Гарем». А могли бы вы сами быть восточными женщинами и ходить в парандже?

Женя: Мне сразу вспомнилась история, которую рассказывал Андрюша Григорьев-Апполонов, участник группы «Иванушки Intrenational». Как-то, во время одной из поездок в Дубай, его жена Маша купила себе паранджу и на протяжении всего отпуска в ней ходила. И ей настолько понравилось то ощущение защищенности, которое она получила благодаря этому виду одежды, что она не хотела снимать паранджу даже в Москве. Но Андрей сказал: «Маша, здесь этого не поймут !» С тех пор мне самой очень хочется попробовать походить в парандже. Так что теперь я подумываю о том, чтобы вернуться в Дубай и прикупить себе эту вещицу.

Настя: А вот я категорически не хотела бы быть восточной женщиной! Мне кажется, закрытые наряды скрывают не только твой внешний вид, но и в какой-то мере — твой внутренний потенциал. В парандже я бы чувствовала себя очень зажато и несчастно. Чем меньше на мне одежды, тем более уверенно я себя ощущаю.

Алена: В принципе, мне бы хотелось одеваться так, чтобы как можно меньше внимания привлекать к своей внешности. Мне кажется, в парандже я бы чувствовала себя очень комфортно, уютно и, что самое главное, наедине с собственными мыслями.

Какое место в вашей жизни занимают путешествия?

Женя: У нас 2 отпуска в году и, естественно, мы стараемся куда-нибудь выбраться, чтобы сменить атмосферу. Но большинство поездок у нас, конечно же, связано с работой. Мы ездим в разные города и страны, были в Израиле, Дубае… Мне кажется, именно благодаря возможности путешествовать по миру, нашу профессию можно назвать одной из самых интересных.

Алена: Мне тоже нравится путешествовать и ездить на дальние расстояния. Бывает такое, что приезжаешь в один город и еще километров 200-300 едешь до нужного пункта назначения. Мне очень нравится состояние дороги. Ты можешь подумать о чем-то, послушать любимую музыку… А в бешеном ритме московской жизни у тебя иногда просто не хватает времени на то, чтобы остановиться и задуматься о чем-то отстраненном. Еще я очень комфортно чувствую себя в самолете, поэтому перелет я воспринимаю как приятную и редкую возможность побыть наедине с самой собой. По этой же причине даже с гастролей я приезжаю отдохнувшей и умиротворенной.

Настя: А я обожаю путешествовать, потому что у каждой страны есть свое настроение. Ты его улавливаешь, начинаешь играть в эту игру, ощущать новые незнакомые тебе эмоции… А еще мне нравится то, что на отдыхе можно одеваться в очень простую одежду. Мне кажется, это освобождает человека. Ты как будто наполняешься энергией, когда не затрачиваешь ее на свой внешний вид.

А какой вид транспорта для вас предпочтительней?

Настя: У меня любимое средство передвижения — машина. Два самых незабываемых путешествия в моей жизни были совершены именно на этом виде транспорта. Мы ездили на юг России и в Крым с друзьями, и это было действительно здорово. Мне кажется, пока едешь, в окно автомобиля можно увидеть очень много интересного.

Алена: А я мечтаю на велосипеде совершить путешествие по французским замкам. Мне очень нравится это средство передвижения, потому что оно не предполагает практически никакого риска и никакой опасности. В самолетах, машинах, лайнерах я не могу себя чувствовать полностью расслабленной, потому что не понимаю до конца, как все они работают. А с велосипедом все понятно — крутишь себе педали и все.

Женя: В детстве на поезде мы с папой постоянно ездили на море. Поэтому с железной дорогой у меня связаны самые добрые ностальгические чувства. И я очень люблю стук колес. Но с поездами у нас с Аленой связаны не только приятные воспоминания…

Неужели вы стали жертвами транспортных воришек?

Женя: Не обокрали нас, наверное, только по той причине, что мы приложили все усилия к тому, чтобы этого избежать. Всю ночь мы придумывали всяческие приспособления, чтобы не стать жертвами воров, подкладывали что-то в защелку… Мы ехали из Питера, и всю дорогу буквально тряслись от страха. Не буду рассказывать причину подобного нашего состояния, но, поверьте, основания для этого были. Мы были совсем одни, даже без нашего администратора, и поспали тогда всего час.

Расскажите, пожалуйста, с какой страной у вас связаны самые волнующие воспоминания?

Женя: У меня — с островом Кипр. Я жила там 2 года — с 10 до 12 лет. 11 сентября 2000 года мы проснулись оттого, что дом, в котором мы жили, начало трясти. Помню, я подумала, что это, наверное, конец света. А оказалось — «обыкновенное» землетрясение. Никогда не забуду, как все мы перепугались, выбежали на улицу и остаток ночи провели у бассейна.

Настя: У меня самые незабываемые воспоминания связаны не с какой-то зарубежной страной, а как раз — с нашей, в частности — с югом России. Я там очень комфортно себя чувствую, и мне даже кажется, что в прошлой жизни я где-то там жила…

Алена: Для меня очень дорога Юго-Восточная Азия, в особенности, остров Копанган, который находится в Таиланде. Это абсолютно нераскрученное с туристической точки зрения место, и его даже нет в туристических путеводителях. Природа там сохранилась в своем первозданном виде. На планете осталось не так много подобных нетронутых рукой человека уголков, поэтому, мне кажется, особую ценность представляют путешествия именно в такие «дикие», еще неосвоенные точки Земли. Внимание местных жителей там не сконцентрировано на туристах, поэтому, отправляясь туда, вы дарите себе уникальную возможность пожить с отличными от себя людьми их жизнью.

Вспоминается также наша поездка в Гвинею, которую уж точно трудно назвать страной, популярной среди туристов. Так там нам вообще запретили ходить по одному и быть где-либо в одиночестве, дабы не быть похищенными. Из-за этого у нас было ощущение, что мы находимся где-то на другой планете.

На что в первую очередь вы обращаете внимание при выборе места отдыха?

Женя: Мне каждый раз хочется чего-то нового. Последний раз я была на острове Гоа. Поскольку у нас был тяжелый год с напряженным рабочим графиком, мне хотелось совместить комфортабельные условия размещения с возможностью развлекаться. Поэтому я жила на Южном Гоа, а на Северный Гоа, где находятся все клубы и проходят вечеринки, я ездила отдыхать. Я думаю, на отдыхе очень важно иметь возможность совмещать активный отдых с пассивным.

Настя: А для меня главное, чтобы была возможность перемещаться по территории страны, и я могла свободно исследовать то государство, в которое приехала. Скучно приезжать в новое место и не выходить никуда за пределы отеля. Много, конечно, зависит от степени твоей усталости, потому что иногда хочется просто полежать на пляже. Но у меня лично сейчас такое настроение, что я бы с удовольствием поехала на Ибицу.

Алена: А я уже была на Ибице. Больше всего мне запомнилось, как мы днем танцевали в одном из клубов под импровизированным дождем. Невероятное ощущение – стоять под таким душем и ощущать на себе прикосновение солнца.

А при выборе места отдыха для меня большое значение имеет его раскрученность, потому что для меня очень важно полное уединение. Я даже согласна отказаться от пятизвездочных отелей в пользу какого-нибудь не самого комфортабельного бунгало. Главное – чтобы было море. Я занимаюсь дайвингом и всегда стараюсь совместить свое путешествие с возможностью погружения. Чаще всего мой выбор падает на какие-то острова. Я беру машину напрокат и путешествую по острову, исследую разные его уголки. У меня есть обязательный ритуал: в каждом новом месте, куда я приезжаю, я обязательно смотрю, как заходит солнце. А к концу отдыха у меня уже появляются какие-то излюбленные места, где я ощущаю себя одним целым с окружающей меня природой, заряжаюсь энергией и набираюсь сил. Я думаю, это самое главное в отдыхе. Так что близость к дикой природе для меня является обязательным условием для хорошего отдыха.

Готовитесь ли вы как-нибудь к путешествию перед тем, как отправиться в чужую страну?

Алена: Так как я не пользуюсь услугами турагентств, не покупаю готовые туры и предпочитаю освоение страны собственной тропой, перед тем, как куда-либо поехать, я обязательно исследую Интернет, читаю путевые заметки туристов, собираю все сведения о стране, узнаю, какие там есть интересные места и пытаюсь найти максимальное количество информации о предполагаемом пункте путешествия. Также важно учесть, какие опасности могут вас поджидать в той или иной стране. Например, я слышала, что в лесах Амазонки водятся какие-то очень ядовитые насекомые, которые представляют реальную опасность для постояльцев пятизвездочных отелей, которые там находятся. Когда нам нужно было ехать в Африку, за две недели мы начали пить курс специальных препаратов и сделали уколы от малярии. Так что это все не шутки, и ко всему этому нужно очень серьезно относиться, когда собираешься в путешествие в какую-нибудь экзотическую страну. Хорошо, что есть Интернет, и люди имеют реальную возможность поделиться полезными советами и рассказать другим о своем опыте.

Женя: А я хочу продолжить тему про насекомых. Один человек, который тоже связан с миром шоу-бизнеса и много путешествует по миру, рассказал мне, что в каком-то городе ( к сожалению, не помню, в каком ), когда выходишь из аэропорта, все вокруг кишит какими-то огромными летучими жуками, которые хоть и не кусают, но откладывают под кожей человека яйца. Поэтому из аэропорта необходимо, как можно скорее, добраться до отеля. В городе местные жители уже как-то научились спасаться от этих насекомых, а вот в аэропорту, который находится на окраине, можно подвергнуться опасности стать местом кладки.

А на Кипре, помню, было очень много огромных летающих тараканов, которые называются «кукарача». Нас пугали ими мальчики. Я дико боюсь всех этих насекомых, но, несмотря на это, когда к нам в дом попадал какой-нибудь из таких летучих гадов, убивать его звали почему-то именно меня. Видимо, остальные боялись этих тараканов еще больше…

Скажите, есть ли у вас какие-нибудь мечты, связанные с путешествиями?

Алена: Я мечтаю отправиться на один из островов Французской Полинезии с мужчиной своего сердца. Мне очень хочется совершить там обряд венчания по всем принятым местным традициям. Я очень много читала об этом и теперь загорелась этой идеей. На Таити свадебная церемония настолько красива и волшебна, что, принимая в ней участие, несложно почувствовать себя настоящей принцессой. Еще мне очень хочется побывать в Австралии. Я обожаю австралийцев, потому что они очень веселые.

Настя: А я мечтаю побывать в столице Республики Суринам – Парамарибо. У группы «Квартал» есть песня «Парамарибо», энергетика которой заразила меня любовью к этому городу. Мне кажется, у нее какое-то очень близкое мне настроение. Причем это такая мечта, которая настолько мне дорога, что даже не хочется воплощать ее в реальность. Просто хочется, чтобы она всегда была со мной.

Как вы относитесь к курортным романам?

Женя: Я — не любительница курортных романов. Конечно, в моей жизни и они имели место, но последние три года, у меня не было ни одного курортного романа. А раньше я была такая влюбчивая, что в каждой стране, в которой я успела побывать, у меня было по поклоннику, с которым я хотя бы раз подержалась за руку.

Настя: К курортным романам я отношусь очень скептически. Я считаю, глупо начинать какие-то отношения, когда заранее знаешь, что они не будут иметь никакого продолжения. Курортные романы редко переходят в серьезные отношения. В какой-то мере это даже своеобразное использование друг друга. На отдых нужно ездить либо с компанией друзей, либо с семьей, либо со своим любимым человеком.

Алена: А я — за курортный флирт. Мне очень нравится общаться с представителями других стран, слушать чужой язык, впитывать в себя элементы незнакомой тебе культуры… Конечно, любовных отношений я не завожу, это просто обмен настроениями, от которого получаешь массу положительных эмоций.

Могут ли местные жители какой-либо страны испортить общее впечатление об отдыхе?

Настя: Могут. Поэтому мне нравится отстраненно рассматривать достопримечательности и ни с кем не общаться. Я не люблю, когда кто-то начинает тебе что-то навязывать, говорить, позволяет по отношению к тебе какие-то неуместные заигрывания… Многие из этих местных жителей хороши только тогда, когда спят зубами к стенке.

Алена: А вот я очень люблю разговаривать с продавцами в магазинах. Потому что, когда я начинаю осознавать, что через этих людей проходит весь мир, мне сразу представляется, каким количеством информации они владеют. Мне нравится рассказывать о России, когда люди с таким искренним и неподдельным интересом расспрашивают меня о нашей стране.

Юго-Восточную Азию я тоже люблю именно из-за людей, которые в большинстве своем — буддисты. В окружении их ты чувствуешь себя, как в утробе у матери, потому что все вокруг улыбаются и желают тебе только добра. Там все очень позитивно настроены и совершенно по-другому смотрят на этот мир. На самом деле, наблюдение за местными жителями – это очень любопытное занятие. Мне очень нравится угадывать, как условия жизни влияют на характеры людей. Почему, например, на островах все такие спокойные и уравновешенные… Они как будто одно целое с этим пляже и с этим песком, пальмами… И воспринимаются они как неотъемлемая часть чего-то общего.

Были ли у вас мысли остаться в какой-то стране навсегда?

Женя: Несмотря на то, что мне очень нравится ездить в разные страны и узнавать что-то новое, я настоящий патриот своей страны. Мне кажется, только здесь — все самое родное и близкое.

Настя: Я полностью согласна с Женей. В России мы привыкли жить с рождения. Все наши предки отсюда, и ты просто генетически впитал в себя любовь к этой стране.

Алена: А я бы хотела попробовать пожить в разных точках планеты. В первую очередь меня привлекают европейские страны. Мне очень понравился Амстердам, и вовсе не потому, что там такие свободные нравы. На самом деле, местные жители там очень дисциплинированные. Мне импонирует их здоровое отношение к жизни, которое заключается в их знании чувства меры. Там никто не накуривается до одурения и не напивается. В Москве мне не нравится то, что здесь все вертится вокруг денег. Даже все развлечения базируются только на этом. Я бы очень хотела иметь возможность жить подолгу в разных странах. Это — моя золотая мечта.

А есть ли такая страна или город, куда бы вы точно не поехали?

Алена: Везде можно найти что-то хорошее. Важно — с какого ракурса ты посмотришь на одно и то же место. Несмотря на все мои предрассудки по поводу Турции и устоявшегося мнения, что отдых там не выходит за пределы отеля и самым большим развлечением являются водные горки, у этой страны есть и другое лицо. В прекрасном городе Бодрум меня поразило удивительное сочетание сосен и моря, как у нас в Ялте. Так что я бы не решилась как-то критически судить о каком-либо государстве. Говорить подобным образом, значит, проявить свою ограниченность. Каждое место уникально по-своему. Необходимо просто узнать о нем чуть больше, и тогда тебе обязательно будет интересно.

Женя: Я тоже свой лучший отдых провела, как ни странно, в Турции. Это была поездка в Кемер с большой компанией друзей. Мы всего пару раз выбирались в город, но и на территории отеля нам было очень весело. Поэтому, мне кажется, не так важно то, куда ты едешь, намного важней – с кем.

Что вы берете с собой в путешествие – чемодан, сумку или рюкзак?

Женя: Ооо… На самом деле, это наша самая больная тема, потому что на гастроли мы раньше ездили каждый со своим чемоданом, и человеку, который их таскал, приходилось очень нелегко. Сейчас у нас есть огромный чемодан, в котором помещаются все наши костюмы.

Алена: Когда я приехала на один из тайских островов в первый раз, у меня с собой был целый чемодан одежды. Разобрав и развесив аккуратненько все по вешалочкам, через две недели, ни разу не надев ни одного платья, я с таким же успехом убрала все это обратно в чемодан. Потому что на отдыхе, как правило, ходишь только во въетнамках, шортах и майках. Самое главное – взять побольше купальников, чтобы, когда загораешь, не оставалось следов.

После той поездки я сделала для себя вывод, что никогда больше не возьму с собой на отдых ни обувь на шпильке, ни вечерних туалетов, ничего из того, что я ношу в Москве.

В следующий раз, когда надо было собираться в Таиланд я решила учесть свои предыдущие ошибки. Это было путешествие «дикарями» на остров Копанган, мы даже не бронировали предварительно отель… Поэтому, чтобы иметь возможность свободно передвигаться по острову на мотоцикле, я взяла с собой только рюкзак. И сделала вывод, что путешествовать лучше всего налегке.

Как вы относитесь к активному отдыху?

Женя: Прошлым летом я заняла первое место на звездном заезде чемпионата России по аквабайку. Я не занимаюсь этим профессионально, просто очень люблю драйв и ощущение скорости, когда несешься по воде, и брызги летят тебе в лицо… Еще я очень люблю виндсерфинг и специально ездила в Египет в Дахаб, чтобы покататься там по волнам. В этом году мне даже удалось заразить этим увлечением свою маму. Теперь она тоже — скоростной виндсерфер… А Алена у нас занимается дайвингом. Не в обиду ей будет сказано, но мне кажется смотреть на рыбок – это скучно.

Вы обычно возвращаетесь в те места, в которых уже были?

Женя: Я лично считаю, что для начала нужно объехать весь мир, а потом уже можно начать возвращаться в какие-то понравившиеся места. Мне, например, очень хорошо было на Гоа, но в ближайшее время я бы не стала туда возвращаться, потому что хочу еще успеть съездить в Мексику, Аргентину… А вот в Америке я была три раза и с удовольствием поехала бы туда снова.

А в приметы вы верите? Монетки кидаете, чтобы вернуться в ту или иную страну?

Женя: Я очень много раз бросала монетки, но, если честно, как-то даже не отслеживала, появлялась ли я в этих местах снова или нет. Это суеверие, которому следуешь больше для себя и для собственного интереса, чем для достижения какой-то цели. У нас на Кипре был такой пирс, с которого все кидали монетки, и один мой знакомый, с периодичностью раз в месяц надевал маску и ласты, нырял и собирал все эти деньги.

Как вы относитесь к походам с палатками и всем остальным сопутствующим антуражем?

Алена: Когда я была студенткой университета культуры, я проходила практику в лагере МЭИ в Алуште. Это культовое место, но устои там сохранились еще с советских времен. Тех, кто не являлся вовремя в лагерь, ждала уборка территории, и вообще, там все было по расписанию. Но даже в этом был какой-то кайф. Два года подряд я туда ездила культурным организатором. А потом мне захотелось побывать там еще раз, и я приехала в Алушту с палаткой. Было очень здорово, мне безумно понравилось спать на свежем воздухе. Все-таки, есть в этом определенная доля романтики. Чтобы помыться, я набирала четыре полуторалитровых бутылочки воды, ставила их на солнце, к вечеру вода нагревалась, и мне этого хватало, чтобы принять душ и помыть голову.

Женя: В детстве с папой и его друзьями мы постоянно ходили в походы. И все всегда хвалили меня и говорили, что я очень выносливая. У меня остались очень хорошие воспоминания о тех поездках, но сейчас я себя плохо представляю в таких условиях. Я люблю комфорт, и мне просто было бы неприятно спать с муравьями и другими букашками.

Обязательно ли для вас наличие моря для того, чтобы полноценно отдохнуть?

Алена: В принципе, я очень люблю зиму и горы, и катание на лыжах меня тоже вполне могло бы увлечь. Но так как длительный отпуск у нас бывает один раз в году, чаша весов всегда перевешивает в пользу моря. Конечно, я бы хотела посетить и Французские, и Швейцарские Альпы, но, когда я начинаю думать о том, что не знаю, когда в следующий раз мне представится возможность увидеть воду, я, конечно же, выбираю море. Вообще, очень здорово ездить в теплые страны зимой. Благодаря этому, зима кажется не такой грустной и не такой затянутой. На самом деле, я бы хотела путешествовать круглый год и бывать везде: и на море, и в горах, и в тундре…

Женя: А я предпочитаю пляжный отдых, и для меня наличие моря – это обязательное условие. Я это поняла, когда поехала в Италию кататься на лыжах и отморозила себе пальцы. Теперь-то уж я точно знаю, что мне нравится, а что – нет.

Беседовал журналист: Червонная Дарья

Опубликовано: 04 Июня 2007

Новый отель The St. Regis Bangkok

8d7362f4f5ce1b604676b797c032e334

В прошлом году корпорация Starwood Hotels & Resorts Worldwide объявила о дебюте бренда St. Regis в Таиланде. Созданный при участии девелоперской компании Rajadamri Lodging Ltd. и партнера Minor International Public Company Ltd., The St. Regis Bangkok отражает новые стандарты блестящего сервиса и изысканного комфорта. Подробности нового отелся на интернет-портале TURIZMINFO.RU

Благодаря идеальному расположению в престижном районе, в центре города, на знаменитой улице Раджадамри, в 47-этажном здании, отель является ярким силуэтом на городском небосклоне.
Спроектированный известным дизайн-бюро Brennan Beer Gorman Architects, The St. Regis Bangkok располагает 227 номерами, в том числе 51 сьютом, а также 53 резиденциями с отменными условиями пребывания, сервисом и ресторацией, отражающими новые грани в гостиничном деле в регионе. Отель также является первым в Бангкоке, представляющим службу дворецких в распоряжение всех гостей, и обладателем первого Elemis Spa и ресторана ZUMA в Таиланде.

«Мы гордимся нашим дебютом, первым отелем марки St. Regis в Таиланде, и предлагаем гостям лучшее в The St. Regis Bangkok: персональный подход, элегантность во всем и великолепные условия пребывания, – говорит Пол Джеймс, Глава Global Brand St. Regis Hotels & Resorts и The Luxury Collection. – Бангкок со своей кипучей энергией и богатым культурным наследием очень привлекателен для туристов, и предназначение нашего отеля – стать социальным и коммерческим центром города». «Мы очень рады появлению бренда St. Regis в Таиланде, – комментирует Генеральный директор The St. Regis Bangkok Кристер Свенссон. – Отель является идеальным местом для пребывания всех, кто путешествует для удовольствия или находится по делам в Бангкоке, в одном из лучших городов мира и туристической столице Азии».

Роскошное размещение и услуги
The St. Regis Bangkok в своих стенах сочетает изысканную элегантность и космополитичную энергию Бангкока. Весь номерной фонд отеля отличается роскошью и комфортом. Каждый номер площадью от 45 до 250 кв.метров, просторный и богато обставленный, предлагает путешественникам великолепное убежище в сумасшедшем ритме большого города. Из окон во всю стену открываются чудесные виды и зелень парков и полей для гольфа. Тщательно продуманный дизайн номеров представляет собой смешение изящной работы и местных материалов, вдохновленных азиатской культурой, с ярким декором и современной отделкой. Полы из натурального дерева покрыты пушистыми коврами, а мебель – мягкой обивкой; гостевые комнаты оснащены великолепными кроватями с роскошным египетским постельным бельем, банными халатами и полотенцами, плоским TV-экраном и беспроводным интернетом. Просторные сьюты оборудованы кухнями, являющимся идеальным условием для длительного пребывания.
Следуя традициям первого легендарного St. Regis New York, в отеле Бангкока действует фирменная служба Дворецких, готовая к услугам гостей круглосуточно. Обученный в английских традициях персонал рад выполнить любые желания постояльцев.

Несравненная ресторация
Отель The St. Regis Bangkok предлагает широкий выбор ресторанов международной и местной кухни, гарантирующих массу удовольствия и яркую вкусовую палитру. И все это в сопровождении чудесных панорамных видов окружающего города. В ресторане-гриль Viu на 12 этаже гости смогут насладиться богатым меню из свежайших ингредиентов. Заведение JoJo предлагает блюда настоящей итальянской кухни и прекрасные вина в изысканной и современной обстановке, с высокими столиками и двадцатиместным баром. При помощи искусного использования скользящих дверей и освещения настроение пространства трансформируется из дневного в ночное и наоборот, располагая к завтраку, обеду или ужину. Для любителей и ценителей крепких напитков, бар Decanter предлагает исчерпывающую винную карту из погребов лучших виноградников мира, эксклюзивную дегустацию которой можно устроить в приватной комнате. В The Drawing Room царит роскошь, приветствующая гостей на традиционную чайную церемонию. А в более демократичной обстановке Pool Bar, оазисе спокойствия и захватывающих видов города, на свежем воздухе каждый получит удовольствие от восхитительной кухни и напитков. Первый ресторан ZUMA в Таиланде также открыт в отеле The St. Regis Bangkok. Копируя лондонский аналог, сюда добавлены лаунж-зона, кафе суши и прелестная терраса с основным баром. Ну и, наконец, гости и горожане могут посетить еще одно заведение – The St. Regis Bar, где подают особенное «Шампанское меню» и «Меню Кровавой Мэри», включающее новое название – «Сиамская Мэри»: оригинальный напиток на основе классического коктейля, созданного в Королевском баре в The St. Regis New York более 75 лет назад. Подаваемый в серебряных бокалах, коктейль «Симская Мэри» являет собой баланс специй – местного перца чили и яркого лимона, кориандра и томата, рождая такой свежий, такой знакомый и все же новый вкус.

Первый Elemis Spa в Таиланде
The St. Regis Bangkok стал домом для первого в Юго-Восточной Азии спа-центра Elemis и одного из четырех – в мире. Благодаря уникальным и эффективным процедурам на основе натуральных ингредиентов, марка Elemis стала одной из самых популярных в спа и линиях по уходу за кожей. Спа-центр отеля стал символом восстановления после изматывающего городского темпа благодаря исключительному оборудованию и средствам, продуманному дизайну комнат и успокаивающему действию воды. Помимо релаксации, гости Elemis Spa согласно собственным пожеланиям могут получить программу красоты и оздоровления у специалистов. Процедуры проходят в 15 терапевтических сьютах – отдельных номерах, выполненных в успокаивающих песочных и кремовых тонах с акцентом на белую мягкую кожу и тайский серебряный шелк. Все кабинеты снабжены необходимым оборудованием, мраморными и мозаичными парными, одиночными или разделенными на две части ванными с чудесными видами города за окном. Специальные зоны релаксации созданы для того, чтобы гости смогли расслабиться здесь до и после процедур: это мужская и женская сауны, джакузи, купели с холодной водой и душевые с возможностью выбора напора воды, светового и музыкального сопровождения.

Идиллический адрес в самом сердце Бангкока
The St. Regis Bangkok идеально расположен на престижной улице Раджадамри в самом сердце города, рядом с головными офисами целого ряда международных корпораций и финансовых институтов, а также с фантастическими шопинг-центрами и развлекательными заведениями – всего в нескольких минутах езды от отеля на знаменитом поезде BTS Skytrain. Лучшие ландшафтные пространства также расположились рядом: Лумпини Парк – редкий по красоте, зеленый «драгоценный камень» посреди города, с мягкими лужайками, деревьями, полянами и озером, где можно покататься на лодке.

Отличное место для проведения деловых и памятных мероприятий
Благодаря близости к ключевым коммерческим пунктам Бангкока и многим важным корпорациям и институтам, отель The St. Regis Bangkok является прекрасным местом для проведения бизнес-конференций, свадеб и других мероприятий. Расположенный на 14 этаже, откуда открывается потрясающая панорама города и куда ведут широкие лестничные марши, элегантный зал Astor предлагает более 1,5 тысяч кв.метров пространства, оборудованного по последнему слову техники. К тому же все детали можно обсудить со службой Дворецких, чтобы событие прошло успешно и безукоризненно.



Отель Hilton Pattaya

Студия Department of Arhitecture спроектировала дизайн интерьера общих зон для отеля Hilton Pattaya, в том числе залы на 1-м и 17-м этажах, а также бар. Отель — часть большего мультикомплекса, расположенного в сердце Паттайи.

» />

» />

» />

» />

» />

» />

Декабрь 27, 2018 admin Все о туризме Нет коммент. »

Вилла Castillo на Карибах

Выставленная на продажу за 42 578 200 евро на Сотби, очень впечатляющая по размерам и стилю вилла Castillo, расположенная на приморском бульваре на острове Гранд Кайман на Карибах. Это оффшорное приобретение может предложить помимо солнца и голубого моря круглый год, целую серию налоговых преимуществ, а именно отсутствие пошлины на жилище или какого-то налогообложения на капитал. Вилла, площадью, более чем 4 500 квадратных метров, имеет комфортный спортзал, кинозал, несколько бассейнов и джакузи, а также теннисную площадку.

» />
» />
» />

» />
» />
» />
» />
» />

» />
Декабрь 26, 2018 admin Все о туризме Нет коммент. »

Кипрские мозаики

db9bd8a3bb6a0a83033ed017040c30bb

Если посмотреть на карту, можно сразу же увидеть все главные города Кипра — Лимасол, Пафос и Айя-Напу. Они же одновременно являются и главными курортными зонами острова.

Самый романтичный: Лимасол

Лежащий на южном берегу острова в заливе Акротири Лимасол любим и семейными парами, и тусовочной молодежью, и теми, кто ищет респектабельного отдыха. Пляжи в окрестностях Лимасола — из темного песка. Один из самых известных — дикий  Ladies’ Mile, расположенный в 10-15 минутах езды от города. Здесь удобно отдыхать с маленькими детьми: несколько километров потайных бухт и спокойного мелководья. У Curium Beach, на котором возвышаются развалины древнего амфитеатра, море часто бывает неспокойным, однако нет лучшего места для того, чтобы ходить под парусом. Governor’s Beach окружают необыкновенной красоты белые скалы: тут хорошо плавать с маской, ловить рыбу и просто гулять.


В районе Pissouri Beach море тихое и мелкое, а на берегу лепится множество таверн, где подают знаменитое кипрское вино и козий сыр. На Aphrodite Beach прямая дорога романтикам и влюбленным. Песка здесь нет — только мелкая галька, но считается, что именно здесь родилась богиня любви, и оттого даже по ночам у пляжа останавливаются экскурсионные автобусы.


С севера Лимасол укрыт горами Троодос, в сосновых лесах остались древние монастыри. В средневековом замке Колосси среди апельсиновых плантаций, виноградников и кипарисовых аллей хорошо прятаться от палящего солнца.


Самый древний: Пафос

В Пафосе по-курортному уютно. В Старой Гавани ютится великое множество кафе, баров и сувенирных лавок. В ресторанах подают традиционное кипрское «мезе» из только что выловленных морепродуктов. Сидя в тени с бокалом легкого вина, даже не думаешь о том, что и Старая Гавань, и все прибрежные улочки были выстроены еще при Александре Македонском. Между тем в Пафосе и его окрестностях находится такое количество памятников мирового значения, что его впору назвать городом-музеем. Здесь и могилы кипрских царей Ктиме, вырубленные в мягком камне, и выстроенная по приказу турецкого губернатора Ахмед-паши цитадель в Пафосском порту, и колонна св. Павла на территории церкви Панагии Хрисополитиссы, где по преданию в I столетии н.э. римляне истязали плетью привязанного к колонне апостола Павла, и, наконец, знаменитые на весь мир пафосские мозаики на руинах вилл Диониса, Тесея и Айона — самые красивые и хорошо сохранившиеся на всем Средиземноморье.

До лучшего пляжа Пафоса — Coral Bay — придется ехать на автобусе или машине, так как расположен он в 12 км от города. Находится он в бухте, формой напоминающей большую подкову, и оттого здесь всегда тихо и тепло.


Самый веселый: Айя-Напа

Пляжи восточного побережья считаются лучшими на острове: в Айя-Напе, в отличие от всех прочих кипрских курортов, песок не серый, а золотой. К тому же обычный для Кипра северо-восточный ветер сюда не задувает, поэтому море целый день остается спокойным. Плюс аквапарк, невероятное число дискотек, ночных клубов, таверн и прочих радостей жизни. Неудивительно, что сюда едут в основном большими компаниями или, наоборот, везут маленьких детей.


Пляж Nissi Beach до самых сумерек заполнен отдыхающими, а по вечерам здесь устраиваются open-air. На Macronissus стягивается всевозможная гламурная публика. От рыбачьей гавани на восток тянется широкий Kryo Nero, а в 6 км от Айя-Напы находится маленький и уединенный Agia Thekla. Напротив него есть безымянный островок, до которого можно с легкостью добраться вплавь.


После того, как спадет полуденный зной, хорошо подняться к венецианскому монастырю — главной достопримечательности Айя-Напы. Его строили незадолго до турецкой оккупации 1570 года, и часть церковных построек находится глубоко под землей. Однако для туристов он замечателен даже не этим: с вершины холма открывается чудесный вид на окрестности. Около монастыря часто устраивают фестивали и танцевальные вечера.

В особо жаркие месяцы года - с мая по сентябрь — на Кипре устанавливается сиеста: многие заведения не работают с 13:00 до 16:00.


Недельный тур в Лимасол с проживанием в отеле 4* стоит от 34 900 рублей.


Виза

Оформить предварительную визу (Pro-visa) можно он-лайн. Для этого не требуется ни подтверждения брони отеля, ни обратных билетов — достаточно просто заполнить анкету на сайте посольства Кипра в Москве. Однако следует помнить о том, что въехать по такому облегченному режиму можно только через аэропорты Ларнаки или Пафоса.


Все прибывающие на остров другим путем должны оформлять визу в обычном порядке. Как правило, эта процедура занимает сутки; консульский сбор отсутствует.


Что привезти

- Всевозможные сувениры, так или иначе связанные с богиней Афродитой;


- скатерти, салфетки и белье, украшенные знаменитой кипрской вышивкой — «лефкаритикой»;


- местную керамику;


- чудесное десертное вино «Коммандария», а также козий сыр халлуми, лукум, халву и судзукос, которые лучше покупать не в магазине, а на рынке.